Дети войны

Понятие «Дети войны»  очень объемное. Оно включает миллионы людей, начиная с тех, чье детство оборвалось 22 июня 1941 г. и заканчивая родившимися в победном 1945-м. У целого поколения украли детство. Многие осиротели: отцы погибли на фронте, а матери – от голода и бомбежек. В лучшем случае сирот ждал детдом, в худшем – фашистский концлагерь.

…Бывшие малолетние свидетели тех страшных лет поведали свои совсем не детские истории.

Дети военной поры могут многое рассказать… Как сверстники не выдерживали тяжких испытаний и умирали от голода, холода и болезней. Как тосковали, когда уже наступило первое сентября 1941 года, но в школу не надо было идти. Как в 10-12 лет, встав на ящик, дотягивались до станков и работали по 12 часов в сутки. Как помогали фронту всем, чем могли, они  пришли в обезлюдевшие цеха заводов и на опустевшие колхозные поля, заменяя взрослых. В 11-15 лет становились станочниками, сборщиками, выпускали боеприпасы, собирали урожай, дежурили в госпиталях. Свои трудовые книжки получали раньше, чем паспорта, их выдавала война.

В госпиталях, где врачи и медсестры зачастую работали сутками без отдыха, помощь детских рук была очень нужна. Дети облегчали быт раненых бойцов: дежурили у постелей, делали перевязки, кормили с ложечки, да хотя бы просто читали свежие газеты и письма родных.

 

Герасимова Л.И.

Герасимова Л.И.Лидия Ивановна Герасимова – коренная жительница нашего города. Она живой свидетель тех событий, которые происходили в нашем городе в годы Великой Отечественной войны. «На нашей улице Безымянной, — вспоминает Лидия Ивановна , — стояло много военной техники: танки, машины и др. В домах квартировали солдаты. В нашем доме размещался штаб, тут же жили офицеры. Украшением дома был большой яблоневый сад. Яблони срубили. На их месте вырыли окопы. Воздушную тревогу объявляли в день по нескольку раз. Мы в таких случаях бежали в окопы. Училась я в начальной школе у вокзала (ныне СОШ № 7). Помню, было голодно. Тех обедов, что есть сейчас у школьников, тогда не было. На большой перемене нам давали по кусочку черного хлеба. Детей в классе было много. В школе работал сапожник. Он чинил нам обувь.

Помню, как на фронт провожали с нашей улицы мужчин. У моего же папы была бронь. Он работал мастером в вагонном депо. Работал сутками. Домой приходил редко.

Обеды ему носила я. Представьте себе, как 8-летняя девочка в грязь и слякоть, в зимний холод шла  с одного конца города на другой по путям. А движение поездов тогда было, не то, что сейчас. Иду, бывало, гудят паровозы. Оглянусь назад – идет поезд и впереди поезд. Страшно, но в мыслях не было отказаться, потому как мама моя была также с утра до позднего вечера занята на работе.

Мы жили недалеко от   Дворца культуры, в котором в годы войны находился госпиталь. Мама работала там санитаркой. Стирала белье раненых, ухаживала за ними. Я помогала маме стирать и гладить бинты. Раненых было очень много. Перевязывала им   раны, подавала пить, кормила их с ложечки. Скручивала  из газеты папироски, а из бумаги складывала треугольнички. Подписывала  адреса. Из тряпочек шила кисеты для табака.

У соседей была корова. Мы брали у них молоко для солдат. Всем, конечно не хватало. Хозяйка варила из молока кисель, разбавляя  его  водой. Он очень нравился раненым и они меня всегда ждали с нетерпением.

Не раз на моих глазах умирали раненые. Так хотелось им помочь остаться в живых».

Это желание помочь больным осталось у Лидии Ивановны на всю жизнь. После 7 класса школы она поступила в Саратовское медучилище, по окончании которого вернулась в родной город и работала вплоть до ухода на заслуженный отдых фельдшером в ж.д. больнице.      Лидия Ивановна давно на заслуженном отдыхе. Начиная с 1996 г. она посещает хор ветеранов. Любовь к песне сохранила со времен войны. Красивый голос унаследовала от мамы, которая  чтобы как-то облегчить раненым страдания, пела им русские народные песни. Эти песни поет сегодня и Лидия Ивановна. Они служат, ей как бы напоминаем о трудном, далеком детстве, опаленном войной.

 

Многие из тех, чьи детские судьбы пересеклись с войной, стали настоящими героями. «Сыны полков» воевали наравне со взрослыми на фронте и в партизанских отрядах. Десятки тысяч детей были награждены орденами и медалями.

Одно из самых страшных преступлений нацистов – истребление множества детей в концлагерях. Только в одном Освенциме в газовых камерах погибло около миллиона маленьких узников. …

Среди тех, кто побывал в фашисткой неволе, было много несовершеннолетних, в их числе и жители нашего города. Их остается все меньше и меньше. На сегодня в нашем городе их 9 человек.  В их числе – Людмила Филипповна Полякова (Саленко), Валентина Филипповна Чупрунова (Романова). Ковалевой Нине Васильевне довелось пройти через все муки ада концлагеря Равенсбрюк.  Екатерина Никитична Карцева с ужасом и болью в сердце вспоминает те страшные дни, проведенные в плену.

 

Карцева

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *