Дети войны

«… Помню себя с отцом верхом на лошади в степи среди большой цветущей поляны. Она утопает в зелени ковыль-травы, полевых цветах и сине-голубых колокольчиках, и небо такое высокое, синее-синее. Отец придерживает меня одной рукой, другой держит за поводок лошадь. Сбоку бегут наши собачка Шарик и поросенок Борька. Он весело хрюкает и машет хвостиком-буравчиком. Меня это очень смешит и смеюсь громко. В траве, в каждом кустике, в цветах кипит жизнь, в вышине звенит жаворонок. Только спустя много лет, став взрослым, я вспомнил эту поляну в степи  и понял- я провожал отца на войну. И жаворонок пел ему прощальную песню. И всегда, бывая в родных краях, я пытаюсь найти это место в степи и никак не могу, но буду искать его всю жизнь…

… Помню себя в д. Изнаир. Стою я, 3-х летний карапуз, у ветхой, полуразвалившейся родительской избенки под растрепанной соломенной крышей, солнце светит, снег блестит. Вдруг издалека я слышу какой-то гром среди ясного неба. Мама подхватывает меня на руки и вбегает в избенку, промерзшую от сильных морозов.

— Немец бомбит Ртищево…зенитки стреляют, — испуганно и торопливо говорит мне мама, и голос ее срывается и дрожит от холода и волнения. Она закутывает меня теплее, долго-долго  крестится перед иконой и шепчет молитву.

… Однажды, поздно вечером, над нашей деревней пролетал немецкий самолет. Мне до сих пор не забыть пугающий вой его моторов или сирены. Петрухан, колхозный бригадир, бегал от двора к двору, стучал в окна и кричал: «Тушите коптюшки! Немец в воздухе!» По-видимому, фашистский ас удирал от зениток после бомбежки Ртищева

… Помню, как убивалась мать моего друга детства Кольки Сафронова, тетя Поля, получив похоронку на мужа. Она выбежала на улицу, упала на погребец и жутко завыла, каталась по земле и кричала в беспамятстве. Позже, в разные дни, то в одном конце деревни, то в другом, голосили наши деревенские бабы по убитым на фронте мужьям.

…. Помню, посреди улицы маршировали деревенские мужики. У каждого в руках были палки, заостренные на концах. Дорога была покрыта толстым слоем пыли, и пыль густой завесой висела в воздухе. Мужики то разбегались врозь, то строились в ряды, то сбивались кучно и размахивали острыми палками, пытаясь достать друг друга. Так они отрабатывали технику штыкового боя. И командовал ими тогда деревенский «полководец» Петрухан, отставной солдат первой империалистической.

… Немцев впервые в жизни я увидел, когда учился в первом классе. Это были пленные немцы. Они строили в Салтыковке школу, а в Изнаир к нам приехали за водой под конвоем солдат. Школа стояла на пригорке, а внизу был колодец. Немцы сидели в кузове, на них были лягушачьего цвета шинели и пилотки. В школе была перемена, и мы, мальчишки. Стояли и смотрели на наших заклятых врагов. Нужно было знать, что творилось в наших маленьких сердцах. Ненависть кипела в груди каждого из нас и выплескивалась через край. Как по команде, в немцев полетели камни, палки, комья земли. Под градом камней немцы кричали нам: «Гитлер капут!» — и поднимали руки вверх.

… Во время войны нечем было топить печи, кроме соломы. Соломы было мало, и топили печи редко, раз-два в неделю. Солома сгорала быстро, как порох, не давая тепла. Окошки покрывались толстым слоем инея и льда, не пропуская дневной свет. В избенке всегда было полусумрачно. Стены промерзали насквозь, покрываясь инеем и льдом. Спали на полу на соломе в одежде и валенках. Мы постоянно испытывали чувство голода. Ранней весной собирали на огородах мерзлую картошку. Летом ели лебеду, крапиву. Не было таких детских болезней, которыми бы не болели: корь, скарлатина, коклюш, свинка, педикулез. Настоящим бичем были крысы. Они не боялись людей и нападали, особенно на детей, кусали их. Когда они поедали    последние крохи в одном доме, перебегали косяками в другой. Вот так тяжело мы жили. И помнить об этом, конечно, надо, как и о том, что сегодняшний мир завоеван в самой жестокой и кровопролитной войне ХХ века всем нашим народом.  Помнить и передавать память из поколения в поколение.

Курышов В.А. Через века, через года – помните…/ Подготовила О. Воскресенская//Перекресток России.- 2010.- 26 января.- С.2.

 

Мелина Таисия Васильевна (род. в 1937 г.)

Навсегда в душе и памяти

Когда началась война, мне было четыре с половиной года. Наша семья (папа, мама, бабушка, сестра и я) жила в бараке, который был построен для обслуживающего персонала насосной станции (водокачки) на реке Изнаир.  Мой отец, Василий Иванович Лапин, был старшим механиком станции и всю войну большую часть суток находился на рабочем месте. Водокачка была важным стратегическим объектом, подавала воду в город. На железнодорожную станцию Ртищево-1, которая использовалась для заправки паровозов. Военные эшелоны с людьми и грузом шли на фронт и в обратном направлении в усиленном режиме, потому вода требовалась круглосуточно.

 Детей в бараке проживало 7 человек от четырех семей, а перед самой войной к нам в гости из Ленинграда приехала сестра мамы со своими четырьмя ребятами. Они так и остались у нас, пока война не кончилась. Бабушка, которая часто болела, молилась и вздыхала – на фронт ушли четверо ее сыновей, мои дяди.

Хорошо помню начало войны, страх и тревожное состояние взрослых, как на ночь нас, малышей, переносили в бомбоубежище, вырытое в склоне горы подальше от дома. Запомнилось ночное небо в лучах прожекторов. Все события на фронтах обсуждались взрослыми при нас, детях. Мы же никогда у них ни о чем не спрашивали – стояли и слушали со страхом и дрожью во всем теле, когда рассказывали о гибели наших людей, о наступлении немцев на Москву, о зверствах фашистов.

Первый раз немецкий самолет я увидела днем: он летел так низко, что была видна голова летчика. Соседский мальчишка крикнул: «Фриц летит, сейчас бомбить будет», и побежал прятаться в сарай.  А я от испуга не могла сделать и шага. Потом недалеко от меня начали падать осколки. Позже взрослые объяснили, что самолет летел бомбить водокачку и мост через реку Изнаир, но они уцелели, а осколки – от снарядов зениток, которые защищали наш город. И так было несколько раз. Как только с неприятным гулом появлялся немецкий самолет, за ним летели два наших, и мы угадывали, что они наши. А осколки снарядов мы собирали и играли ими.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *